При обнаружении любого факта, при изучении любой закономерности, любого явления первым делом возникает вопрос: почему это так? Солнце встает на востоке и заходит на западе — почему? Наша овчарка не боится никакой бури в лесу, но в ужасе, дрожа как осиновый лист, забивается под кровать, если сквозняк в пустой комнате чуть-чуть колышет занавески,— почему? Я в сотый раз говорю своей четырехлетней дочери: «Нельзя лезть в лужу!», а она в сотый

Существованием барьера некоторые ученые объясняют и еще одну особенность тимуса: его лимфоциты отличаются большей, чем другие, склонностью превращаться в лейкозные, то есть становиться злокачественными. Если где-то в организме образуется такая раковая клетка и начинает размножаться, то силы иммунитета борются с ней как с любой чужеродной тканью. Но раз в вилочковую железу не могут проникнуть чужеродные белки, находящиеся в крови, то, значит, она недоступна и для собственных

Дальнейшие, исследования показали, что выработка (продуцирование) микробами токсинов есть эволюционно возникший у них механизм борьбы как раз с фагоцитами. Вспомним еще раз формулировку Мечникова: «Инфекция есть борьба между двумя организмами». Микробы размножаются в макро-организме. Последний в борьбе с ними создает в ходе эволюции армию специальных клеток — пожирателей, микробы отвечают приобретением

А сейчас? Медицина, в том числе иммунология, в значительной степени ослабила давление естественного отбора на человека. Те болезни, от которых люди тысячами погибали раньше, теперь успешно лечатся или даже предупреждаются (в частности вакцинациями). Хорошо ли это? Для каждого отдельного человека — хорошо. А в целом для вида? Может быть, прекращение (или снижение) действия отбора делает каждое последующее поколение все более уязвимым

Далее стало ясно, что иммунологические реакции (то же появление антител в крови) развиваются не сразу, а спустя некоторое время — значит, существует какой-то латентный, то есть скрытый, период. Почему? Почему этого латентного периода нет (или он очень мал) при вторичном ответе? Было показано, что количество антител в крови достигает максимума не сразу, одно-моментно, а постепенно, нарастая по пологой кривой

Часть из них путешествует по кровеносной и лимфатической системам организма и его тканям, другие сидят на месте в селезенке, лимфоузлах и печени. По своему внешнему виду макрофаги могут сильно отличаться друг от друга, но у них есть общее — способность к фагоцитированию разнообразного материала, от бактерий До молекул красителей (туши, например). Вернет называет эти клетки мусорщиками организма. Они играют главную роль в открытом

Различия в судьбе первого и второго трансплантата кожи описал еще в 1923—1924 годах молодой бостонский хирург Эмиль Холмен, а в 1935м — советский ученый И. М. Ищенко. Возможность иммунологического реагирования не только на возбудителей болезней, но и на нормальные чужеродные клетки и отдельные белки была показана в 1898 году учениками Мечникова — бельгийцем Жюлем Борде и русским Николаем Чистовичем. Но только в 1944

Почти сразу же после открытия антител в 1898 году Пауль Эрлих сформулировал одну из первых теорий иммунитета. Эта теория получила название теории «боковых цепей». Что знал Эрлих? То, что при введении антигена в крови появляются какието структуры, способные специфически реагировать с антигеном. Откуда они берутся и как объяснить их четкую специфичность — вот вопросы, на которые должен был ответить Эрлих. Он предположил, что на поверхности

Иное дело, если организм предупрежден о возможной опасности и ознакомлен с вероятным врагом. Тогда в критическую минуту он окажется во всеоружии. Добиться этого и есть задача медицины.

Илье Ильичу Мечникову, знаменитому русскому ученому, принадлежат выражение: «Инфекция есть борьба между двумя организмами». С одной стороны, макроорганизм со своими системами защиты, с другой — микроорганизмы, возбудители болезни. Для каждого из участников борьба решает часто

Прервем цитату. Уместно воскликнуть: «Да это же здорово! Дай бог каждому автору хоть раз в жизни получить такие результаты!» Но. вот что пишет Дэй дальше:

«В 1904 году уровень знаний был таков, что на основании данных этих авторов их утверждение о том, что па рак можно воздействовать иммунологически, представлялось вполне логичным и научно обоснованным. Однако в 1964 году уровень знаний вырос настолько,