Вторую попытку сделал в 1955 году известный ученый, автор одного из самых продуктивных методов современной экспериментальной иммунологии — Н. Йерне. В отличие от Бериета и Фенпера он. не стал прилаживать детали инструктивной теории к механизму генетически контролируемого синтеза белка. Йерне вернулся к идее Эрлиха о предсуществовании в клетках способности независимо от присутствия антигена синтезировать специфические антитела. Ученый предположил,

Прогресс в этой области за последние годы так велик, что позволяет ожидать в самое ближайшее время новых кардинальных успехов. Уже сейчас можно неизмеримо определеннее, чем всего лишь пять лет назад, ответить на вопрос: «Что же чужое в чужом сердце?»

Несколько лет назад можно было сказать только, что это — антигены, и не было никаких представлений о том, какие они, сколько их, где они находятся и как наследуются.

Выясняется, что не только дифтерийный токсин, но и специфичность антител к нему в лошадиной сыворотке не существенны в получении анафилактического шока. Повторное введение одной и той же неиммунной лошадиной сыворотки приводит к тем же результатам.

Но вот здесь — стоп! Существенным оказалось использование именно одной и той же лошадиной сыворотки. Далее обнаруживается, что анафилаксию можно вызвать у свинок не только введением чужеродной сыворотки,

Степень интенсивности прямо пропорциональна степени различия клеток по трансплантационным антигенам. Так, при совместном культивировании клеток от идентичных близнецов, не различающихся по набору антигенов, относительное количество делящихся клеток равно их числу в культуре одного индивидуума.

Чтобы выбрать Донора для реципиента А, нужно согласно этому методу составить смешанные культуры его лейкоцитов с лейкоцитами каждого предполагаемого донора (Б, В, Г и Д). Пробирка, в которой

Каждый иммунолог видел: вводишь антиген, и через несколько дней появляются специфические антитела. Казалось совершенно невероятным, что на поверхности клетки есть такое количество разнообразных структур, что любой антиген легко находит свой антипод. Напротив, по крайней мере внешне, все говорило о том, что антиген активно участвует в синтезе соответствующих антител.

Не удивительно поэтому, что в 1937 году К. Ландштейнером, в 1940м Л. Полингом и в 1953м Ф. Гауровитцем были сформулированы

И облучение, и эти препараты были рассчитаны на то, чтобы подавить иммунитет больного и предотвратить отторжение сердца. Луис Вашканский умер через несколько дней после операции. Нет, сердце не отторглось, иммунитет был подавлен хорошо. К сожалению, не только тот иммунитет, который мешал преодолению барьера тканевой несовместимости, но и тот, который защищал организм от болезнетворных микробов. Причиной

Актуальность проблемы адресности все время будет возрастать с развитием различных видов биотехнологий. Та же генная инженерия, нашумевшая в последние годы! Здорово, конечно, комбинировать гены разных организмов, получать сочетания, которых вообще нет в природе, но все-таки пе будем забывать: и в этом случае комбинируется то, что уже есть в природе. А как бы делать гены по заказу?

Я уже говорил, как актуальна проблема адресности в медицине.

Представление о существовании в онковирусах (опухолеродных вирусах) особой части наследственного вещества — онкогена сформировалось опять-таки совсем недавно. Было замечено, что у многих онкогенных вирусов есть свои неонкогенные дубли. (Это я пользуюсь здесь термином, введенным братьями Стругацкими в их замечательной повести «Понедельник начинается в субботу».) И те и другие успешно размножаются в клетках,

Принципы получения специфических депрессоров и сами специфические препараты во многом еще предстоит разработать. О некоторых программах таких исследовании речь уже шла выше. А вот доказательства того, что иммунологи не только планируют. Вещество, обладающее специфичностью первого порядка, уже найдено. Получить такое вещество помог сам иммунитет.

Когда шла речь об алгебре антигенов, я говорил, что разные ткани обладают специфическими, присутствующими только в этой

Совпадение очень высокое. Чума, которую, как и смерть, в средние века рисовали с косой, избирательно выкосила в местах своих эпидемий людей, имевших антиген группы 0.

Не меньше потрудилась в прошлом над отбором людей по группам крови и другая страшная инфекция — оспа. Эта облюбовала себе, как уже говорилось, антиген группы А. «Сравнивая карту частоты группы крови А с районами эпидемии оспы,— пишет Эфроимсон,— мы вновь обнаруживаем поразительные параллели. Низкая частота