Главную роль в определении специфической структуры центра играют тяжелые цепи. Это было наглядно показано в опытах с гибридными молекулами антител. Разные специфические антитела сначала разделяли на тяжелые и легкие цепи, а затем вновь восстанавливали либо исходные молекулы, либо гибридные: например, тяжелые цепи из антител к дифтерийному токсину, а легкие из антител — к столбнячному, или наоборот. После этого выяснялось,

Главное достоинство мышей как объекта для экспериментального изучения — существование у них генетически однородных линий. Ведь именно это помогло, в частности, установить законы трансплантационного иммунитета. Кстати, необходимость получения однородных линий была осмыслена как раз при решении проблемы трансплантаций, правда не нормальных тканей, а опухолей. Но интересно, что первую линию мышей получили люди, весьма далекие от науки.

Давным-давно

Это вопрос, к которому мы еще вернемся. Здесь же хочется заметить, что и открытие и вся история получения линейных животных и изучения трансплантационных антигенов связаны с применением перевиваемых новообразований. При выведении новых линий прививаемость опухолей была наиболее ценным тестом, позволяющим судить об однородности трансплантационных антигенов животных. Для размножения исследователи отбирали тех реципиентов, у которых (в зависимости

Думается, что не будут. Основания для такой уверенности есть. Первое из них: все те же онкогенные вирусы, о которых говорил Зильбер. Время подтвердило правильность хода его рассуждений и принципов поиска специфических раковых антигенов. Когда вещества, идентифицированные, то есть определенные, Зильбером и его последователями как специфические опухолевые, оказались «привычными» для организма соединениями, только синтезируемыми в другое время

Следовательно, общее облучение в допустимых дозах не является эффективным средством продления жизни трансплантата и в то же время значительно подавляет гуморальный противо-инфекционный иммунитет и вызывает серьезные побочные осложнения. Эти факты заставили медиков отказаться от использования общего облучения как иммунодепрессивного воздействия. Но это не значит, что облучение вообще не годится для продления жизни трансплантата. Во второй половине пятидесятых годов

Но в науке (за исключением чисто теоретических изысканий) уж давно негласно договорились считать любое открытие действительно открытием в том случае, если эксперименты удается повторить другим авторам. Сразу несколько специалистов, в том числе и англичанин, лауреат Нобелевской премии, получивший ее как раз за работы по трансплантации, сэр Питер Медавар (я еще расскажу о его работах), попытались повторить опыты Саммерлина, но у них ничего не вышло. Но, может быть, Саммерлин

После переливания крови наблюдалась иная картина: больной или не имел никаких неприятных ощущений, или сразу же развивалось тяжелое осложнение, нередко приводившее к смерти больного.

«Тайна крови» — есть даже такой фильм об открытии, сделавшем доступным переливание,— была открыта австрийским ученым Карлом Ландштейнером. Он не переливал кровь одного человека другому, а смешивал небольшие количества крови двух людей в пробирке. В одних случаях

Конечно, все приведенные рассуждения касаются не только человека, они верны для любого вида организмов. Чем ближе виды и группы животных по происхождению, тем меньше их молекулярные различия. Так, внутри небольшой группы лабораторных мышей, много поколений скрещивающихся только друг с другом и имеющих общих и дедушек, и бабушек, прапрабабушек и у родителей, молекулярные различия значительно меньше, чем между двумя мышами, пойманными в подвалах двух разных зернохранилищ. Еще больше

Иммунологию породила борьба с инфекционными заболеваниями.

Принято считать, что начало новой науке положили знаменитые эксперименты английского врача Э. Дженпера. Его открытие было подготовлено многочисленными наблюдениями, сделанными ранее.

Хорошо было известно, что у коров встречается своеобразное заболевание, очень похожее по местным поражениям кожи на натуральную оспу человека. Существует несколько видов оспы: человеческая, та самая, которая

Если учесть, что органы для трансплантации берут, как правило, не у родственников, а у трупов, то значение прогресса на пути правильного и быстрого типирования донора и больного трудно переоценить.

И все же как бы быстро и полно ни умели врачи определять антигенный состав организмов, вряд ли удастся подбирать донора к реципиенту или, наоборот, реципиента к донору идеально, по всем антигенным системам. Ставится задача обязательного совпадения главных трансплантационных