В настоящее время начатые на семинаре работы получили существенное развитие. Место семинара теперь — Москва, круг его участников стал значительно шире.

Вспомним еще раз мысль Мечникова о борьбе макро-организма и микробов. Но всегда ли микробы — враги?

Доктор М. К. Ворошилова из Института полиомиелита и вирусных энцефалитов АМН СССР считает, что не все вирусы, живущие в организме человека, являются его врагами. Некоторые из них могут быть и союзниками в борьбе

В 1981 году в западногерманском журнале «Штерн» Клаус Лемпке подробно рассказал о работе группы хирургов Стаифордского университета. Ко времени написания статьи (конец 1980 года) Норманом Шамуэем и его коллегами было трансплантировано чужое сердце 190 пациентам. Примерно 70 процентов больных прожили с чужим сердцем больше года, в том числе 35 процентов пять или более лет. Шамуэй с 1968 года пересаживает

При обнаружении любого факта, при изучении любой закономерности, любого явления первым делом возникает вопрос: почему это так? Солнце встает на востоке и заходит на западе — почему? Наша овчарка не боится никакой бури в лесу, но в ужасе, дрожа как осиновый лист, забивается под кровать, если сквозняк в пустой комнате чуть-чуть колышет занавески,— почему? Я в сотый раз говорю своей четырехлетней дочери: «Нельзя лезть в лужу!», а она в сотый

Дальнейшие, исследования показали, что выработка (продуцирование) микробами токсинов есть эволюционно возникший у них механизм борьбы как раз с фагоцитами. Вспомним еще раз формулировку Мечникова: «Инфекция есть борьба между двумя организмами». Микробы размножаются в макро-организме. Последний в борьбе с ними создает в ходе эволюции армию специальных клеток — пожирателей, микробы отвечают приобретением

Почти сразу же после открытия антител в 1898 году Пауль Эрлих сформулировал одну из первых теорий иммунитета. Эта теория получила название теории «боковых цепей». Что знал Эрлих? То, что при введении антигена в крови появляются какието структуры, способные специфически реагировать с антигеном. Откуда они берутся и как объяснить их четкую специфичность — вот вопросы, на которые должен был ответить Эрлих. Он предположил, что на поверхности

Силы иммунитета создают повышенную устойчивость к болезни, защищают от ядовитых чужеродных веществ. Но эти силы слепы, они одинаково активно борются и с возбудителем сибирской язвы, и с чужеродным органом, трансплантированным, чтобы спасти жизнь организма. Однажды познакомившись с неизвестным до этого им белком, они всегда будут всю свою мощь направлять на борьбу с ним, нимало не заботясь о том,

При изучении явления было установлено, что организм остается толерантным только до тех пор, пока в нем присутствуют введенные чужеродные антигены. Например, у мыши, толерантной к крысиным эритроцитам, используя специальные методы, в крови всегда можно обнаружить такие введенные при рождения эритроциты. Но «все течет, все изменяется» в природе (и в организме), идет постоянное обновление клеток и молекул, и если нет постоянного пополнения,

Суть гипотезы в том, что ген «сарк» не вирусного, а клеточного происхождения. Он случайно захвачен в клетке вирусом, когда ДНКовая копия его нуклеиновой кислоты была встроена в наследственный материал последней.

При размножении вируса по этой копии в клетке строится РНК, которая станет «сердцем» будущих вирусных частиц. И в начале, и в конце встроенной ДНКовой копии вирусного «сердца» расположены собственные гены клетки. Ихто РНКовые варианты

Третья предпосылка заключается в том, что при встрече с большим количеством антигена соответствующая лимфоидная клетка не стимулируется, а, напротив, погибает. Это предположение Бернета объясняет распознавание организмом своего и чужого. Лимфоидная ткань у животных и человека формируется сравнительно поздно: в последний период эмбрионального развития и после рождения. К этому времени уже полностью определяется

После переливания крови наблюдалась иная картина: больной или не имел никаких неприятных ощущений, или сразу же развивалось тяжелое осложнение, нередко приводившее к смерти больного.

«Тайна крови» — есть даже такой фильм об открытии, сделавшем доступным переливание,— была открыта австрийским ученым Карлом Ландштейнером. Он не переливал кровь одного человека другому, а смешивал небольшие количества крови двух людей в пробирке. В одних случаях