Выясняется, что не только дифтерийный токсин, но и специфичность антител к нему в лошадиной сыворотке не существенны в получении анафилактического шока. Повторное введение одной и той же неиммунной лошадиной сыворотки приводит к тем же результатам.

Но вот здесь — стоп! Существенным оказалось использование именно одной и той же лошадиной сыворотки. Далее обнаруживается, что анафилаксию можно вызвать у свинок не только введением чужеродной сыворотки,

По мнению советских ученых В. Д. Тимакова и Н. П. Бочкова, «основные факты, установленные популяционной генетикой человека, не подтверждают столь крайней точки зрения» (Вопросы философии, 1973, № 6).

Конечно, соглашаются Тимаков и Бочков, «улучшение экономики, развитие здравоохранения и расширение возможностей для оказания специализированной помощи в какой-то мере будут сопровождаться накоплением патологических

«И тело червя и лицо человека следует рассматривать как результат химических реакций.»—говорит известный американский ученый Шеррингтон, а каждая химическая реакция в организме протекает при участии определенного фермента.

Перечисляя типы органических веществ, я упомянул нуклеиновые кислоты — это и есть чертежи организма. Нуклеиновые — значит ядерные, и называются они так потому, что впервые были обнаружены в ядре клетки.

Очень убедительно теория Бернета объяснила иммунологическую память, то есть то, почему вторичный ответ всегда сильнее первичного. По Бернету, выработка определенных антител, или реакция трансплантационного иммунитета, есть функция одного или нескольких клеточных клонов. Однажды стимулированный к размножению клон будет всегда представлен в организме большим числом клеток, нежели клоны, не встречающиеся с соответствующим антигеном.

Каждый человеческий набор белков (сумма всех сортов белковых молекул одного человека) может обеспечивать нормальные функции организма: такое же здоровье, как и у миллионов других людей, такое же физическое развитие, нормальный рост, вес, умственные способности, то есть по всем главным физиологическим показателям любой человек подобен многим другим и даже, к примеру, может быть на многих очень похож внешне, но на молекулярном

Оказалось, что такие животные развиваются нормально. Вилочковая железа работала несмотря на то, что в миллипористых камерах ее лимфоциты погибали и оставались только клетки мозгового вещества. Значит, тимус— железа, значит, все-таки вырабатывается гормон!

Но зачем же тогда лимфоциты? И вообще, лимфоциты ли это? Вернее, те же ли это лимфоциты, что и в крови и в других тканях? По внешнему виду, правда, их отличить невозможно, но обнаружены

Пожалуй, только то, что весь этот ажиотаж еще раз подчеркивает, каким перспективным представляется использование моноспецифических антител и для решения исследовательских задач в самых разных областях биологической науки, и для лечения некоторых недугов. В 1979 и 1980 годах в авторитетных зарубежных журналах появились сообщения об успешном экспериментальном применении гибридом для получения особых антител, заметно тормозящих

«Ну и что? — может спросить читатель.— Иммунная реакция развивается на введение возбудителей самых разных болезней. Почему же туберкулезные палочки должны быть исключением?»

Исключение здесь в том, что в развитии кожной реакции на туберкулин не принимают активного участия антитела. Так же, как и в отторжении трансплантата. Сходство этим не ограничивается. Было замечено, что в месте введения

Это теоретически, а что получилось на самом деле? На самом деле во всех экспериментах трансплантат отторгался в обычные для первой пересадки сроки: в конце второй недели. Вывод: антитела, появляющиеся после пересадки, не участвуют или по крайней мере не играют решающей роли в отторжении чужеродной ткани. А раз так, значит, и иммунитет здесь ни при чем.

Эксперименты, которые я здесь описал, провел в 1948 году все тот же Питер

Силы иммунитета создают повышенную устойчивость к болезни, защищают от ядовитых чужеродных веществ. Но эти силы слепы, они одинаково активно борются и с возбудителем сибирской язвы, и с чужеродным органом, трансплантированным, чтобы спасти жизнь организма. Однажды познакомившись с неизвестным до этого им белком, они всегда будут всю свою мощь направлять на борьбу с ним, нимало не заботясь о том,