Герой пьесы Оскара Уайльда «Идеальный муж» говорит: «Другие — это вообще кошмарная публика. Единственное хорошее общество — это ты сам». Такая философия наверняка не годится для общения людей друг с другом, но в ней хорошо выражен характер работы иммунной системы организма.

В 1908 году при вручении Мечникову и Эрлиху Нобелевской премии казалось, что взаимоотношения менаду клеточной и гуморальной теориями иммунитета

Обе концепции (и гуморальная, и фагоцитарная) строились на надежных объективно существовавших фактах. И в конце концов произошло то, что не могло не произойти: они нашли точки соприкосновения, дополнили друг друга. Единение было формально подчеркнуто символическим фактом: в 1908 году комитет по Нобелевским премиям присудил высшую научную награду одновременно двум ученым: Илье Мечникову, создателю фагоцитарной теории, и Паулю Эрлиху, исследователю гуморальных

Второй необычный момент в этом награждении в том, что Сенгер и Гилберт отмечены фактически за разработку новых методов, позволяющих чрезвычайно эффективно расшифровывать последовательность нуклеотидов в ДНК — молекуле наследственного вещества, содержащей информацию об аминокислотной последовательности кодируемых ею белков. (Подробнее о ДНК и ее строении будет рассказано в главе «Почему Иван Иванович похоя? на Ивана Никифоровича».)

Используя разработанные методы,

Силы иммунитета реагируют на то, что микробы размножаются в организме или нарушают его клетки. Иммунная реакция вызывается тем, что микробы состоят из отличных — не таких, как в организме-хозяине,— структурных молекул. А значит, для знакомства молют быть достаточно и трупов возбудителей. Чтобы предохранить от ряда заболеваний, именно так и поступают. Нагреванием с формалином или каким-либо другим способом

Часть из них путешествует по кровеносной и лимфатической системам организма и его тканям, другие сидят на месте в селезенке, лимфоузлах и печени. По своему внешнему виду макрофаги могут сильно отличаться друг от друга, но у них есть общее — способность к фагоцитированию разнообразного материала, от бактерий До молекул красителей (туши, например). Вернет называет эти клетки мусорщиками организма. Они играют главную роль в открытом

Прервем цитату. Уместно воскликнуть: «Да это же здорово! Дай бог каждому автору хоть раз в жизни получить такие результаты!» Но. вот что пишет Дэй дальше:

«В 1904 году уровень знаний был таков, что на основании данных этих авторов их утверждение о том, что па рак можно воздействовать иммунологически, представлялось вполне логичным и научно обоснованным. Однако в 1964 году уровень знаний вырос настолько,

Пожалуй, только то, что весь этот ажиотаж еще раз подчеркивает, каким перспективным представляется использование моноспецифических антител и для решения исследовательских задач в самых разных областях биологической науки, и для лечения некоторых недугов. В 1979 и 1980 годах в авторитетных зарубежных журналах появились сообщения об успешном экспериментальном применении гибридом для получения особых антител, заметно тормозящих

В конце концов их будет так мало, что перестанет происходить склеивание добавляемых эритроцитов. Первоначальная концентрация антител в сыворотке полностью определяет, сколько разведений понадобится для полной потери сывороткой ее специфической активности. Получаемое таким образом для каждой сыворотки число разведений называют ее титром. В нашем примере титр антител против эритроцитов барана у первой (дважды

Эти представления помогают понять таинственную специфичность антител. Форма активного центра у разных антител различна и подходит только к определенным антигенам. Молекула антитела имеет вес около 150 ООО кислородных единиц. Это значит, что она состоит примерно из полутора тысяч аминокислотных остатков. Для изучения строения таких больших молекул очень важно уметь делить их на определенные фрагменты. Впервые такие методы расщепления молекул антител были разработаны в 1959 году. Видный английский

Главную роль в определении специфической структуры центра играют тяжелые цепи. Это было наглядно показано в опытах с гибридными молекулами антител. Разные специфические антитела сначала разделяли на тяжелые и легкие цепи, а затем вновь восстанавливали либо исходные молекулы, либо гибридные: например, тяжелые цепи из антител к дифтерийному токсину, а легкие из антител — к столбнячному, или наоборот. После этого выяснялось,