Тяжелые цепи

Главную роль в определении специфической структуры центра играют тяжелые цепи. Это было наглядно показано в опытах с гибридными молекулами антител. Разные специфические антитела сначала разделяли на тяжелые и легкие цепи, а затем вновь восстанавливали либо исходные молекулы, либо гибридные: например, тяжелые цепи из антител к дифтерийному токсину, а легкие из антител — к столбнячному, или наоборот. После этого выяснялось, с каким те антигеном будет взаимодействовать такая молекула. И Есегда это был антиген, стимулировавший синтез тех антител, от которых в гибридную молекулу были взяты тяжелые цепи.

Таинственная природа антител значительно прояснилась. Но при этом пришлось на основании полученных данных сделать принципиально новое для молекулярной биологии заключение о том, что синтез одной (тяжелой или легкой) полипептидной цепи антител кодируется двумя разными генами, и, следовательно, пришлось отказаться от фундаментальной формулы «один ген — одна полипептидная цепь». За те открытия, о которых шла речь, Роднёю Портеру иДжеральду Эдельману в 1972 году была присуждена Нобелевская премия.

Новые фундаментальные знания о структуре антител получены в конце семидесятых годов. Причем знания пришли с той стороны, откуда, я думаю, мало кто из иммунологов их ждал. Наука вообще обычно развивается вовсе не по тому конкретному пути, который можно предсказать, исходя из существующих в данный момент представлений. История расшифровки первичной структуры иммуноглобулинов хороший тому пример.

В 1980 году Нобелевская премия по химии была присуждена П. Бергу, У. Гилберту и Ф. Сенгеру. Было несколько необычных моментов в этом награждении. Одному из лауреатов — Сенгеру — она была присуждена второй раз, причем за выдающиеся достижения в одной и той же области науки. В 1958 году он получил эту же награду за расшифровку структуры инсулина. Второй раз в одной области Нобелевская премия присуждается в исключительных случаях, только за совсем уж выдающиеся достижения.