Иммунная реакция

«Ну и что? — может спросить читатель.— Иммунная реакция развивается на введение возбудителей самых разных болезней. Почему же туберкулезные палочки должны быть исключением?»

Исключение здесь в том, что в развитии кожной реакции на туберкулин не принимают активного участия антитела. Так же, как и в отторжении трансплантата. Сходство этим не ограничивается. Было замечено, что в месте введения туберкулина через 12—48 часов у предварительно иммунизированных животных образуется плотная инфильтрация из лимфоцитов и моноцитов. Большое количество этих же клеток находили в очаге отторжения. И наконец, главное. Так же как способность ускоренно отторгать чужеродный трансплантат, повышенную чувствительность к туберкулину не удается перенести с сывороткой крови.

Но в 1945 году (за три года до опытов Медавара) М. Чейз установил, что здоровые животные приобретают способность давать типичную реакцию на туберкулин, если им ввести от иммунизированных свинок лимфоидные клетки. Сопоставив все эти результаты, легко прийти к выводу, что и трансплантационный иммунитет опосредуется не антителами, а клетками.

Это легко мне так писать сейчас, зная, что лимфоидные клетки действительно отторгают чужие ткани. Я а данные выбрал таким образом, чтобы было ясно, что уже в 1948 году можно было прийти к совершенно определенным заключениям. Но ведь на самом деле всегда есть море результатов, описанных в литературе, для выбора и сопоставления их необходимы четкая концепция, догадка, гипотеза.

Только в 1955 году, через 10 лет после работы Чейза, в английском «Журнале экспериментальной медицины» появилась статья Н. Митчисопа, в которой было убедительно доказано, что и повышенную реакцию на чужеродный трансплантат удается перенести с помощью иммунных лимфоидных клеток.