Медицина сейчас

А сейчас? Медицина, в том числе иммунология, в значительной степени ослабила давление естественного отбора на человека. Те болезни, от которых люди тысячами погибали раньше, теперь успешно лечатся или даже предупреждаются (в частности вакцинациями). Хорошо ли это? Для каждого отдельного человека — хорошо. А в целом для вида? Может быть, прекращение (или снижение) действия отбора делает каждое последующее поколение все более уязвимым для тех же болезней?

Современная генетика дает ответ на этот вопрос. Остановимся, на нем подробнее.

Во-первых, еще в 1908 году независимо друг от друга двумя авторами — математиком Г. Харди в Англии и врачом В. Вайнбергом в Германии — установлено, что если в популяции (сообществе одного вида) не происходит отбора по какому-то признаку и не возникают новые мутации генов, контролирующих этот признак, то сколько бы поколений ни прошло, концентрация вредных генов не увеличивается.

Значит, если нет новых мутаций, то и снятие давления отбора вовсе не ведет к автоматическому увеличению концентрации вредных генов.

Такое увеличение возможно лишь за счет мутационного процесса. Но каковы темпы последнего в приложении к человеку? Смена поколений у человека происходит в среднем через 25 лет. Частота мутирования одного гена — 1 10~6. Концентрация известных вредных вариантов одного гена составляет в современной человеческой популяции в среднем 1 на 102. Несложный расчет показывает, что из-за возникновения новых мутаций доля вредных генов увеличивается в два раза через 25 000 лет.

Общепризнано, что естественный отбор в человеческих популяциях действует ныне значительно слабее, чем раньше. Он воздействует практически только па эмбриональной стадии развития — несостоявшаяся беременность, спонтанные роды. Есть все основания считать, что и здесь он «отступит». Отсюда некоторые ученые на Западе делают пессимистический вывод о вырождении человечества в результате как воспроизводства фонда патологических мутаций, так и его пополнения новыми.