Необычный момент

Второй необычный момент в этом награждении в том, что Сенгер и Гилберт отмечены фактически за разработку новых методов, позволяющих чрезвычайно эффективно расшифровывать последовательность нуклеотидов в ДНК — молекуле наследственного вещества, содержащей информацию об аминокислотной последовательности кодируемых ею белков. (Подробнее о ДНК и ее строении будет рассказано в главе «Почему Иван Иванович похоя? на Ивана Никифоровича».)

Используя разработанные методы, определили структуру генов, которые кодируют антитела к разным антигенам. Эдельман в 1972 году получил Нобелевскую премию за расшифровку аминокислотной последовательности всего нескольких сортов антител, и вот теперь благодаря работам новых нобелевских лауреатов стала известна структура генов антител.

Оказалось, что гены, контролирующие синтез вариабельного и константного участков цепей антител в эмбриональных клетках, расположены далеко друг от друга. В ходе дифференцировки лимфоидных клеток, синтезирующих антитела, эти сегменты сближаются и возникает единый участок ДНК, контролирующий синтез полипептидных цепей антител. Методы и идеи, заключенные в работах Сенгера, Гилберта и Берга, даже за сравнительно короткий срок оказали огромное влияние на развитие исследований в молекулярной биологии. Академик А. А. Баев пишет, что сегодня еще трудно оценить в полной мере обнаруженные в этой области возможности.

Особо хорошие перспективы открывает сочетание описанных выше методов с одной удачей иммунологии последних лет. Речь идет о появившейся возможности получать большие количества совершенно одинаковых антител почти любого сорта. (Вспомните еще раз, как сложно, используя редкую болезнь, получал для анализа одинаковые антитела Эдельман.) И вот теперь эта задача решена. Причем успех пришел опять-таки с неожиданной для большинства иммунологов стороны.