Чужеродные трансплантаты

В отторжении чужеродных трансплантатов главную роль играют как раз не антитела, а иммунные лимфоциты, появление которых инструктивные теории объяснить опять-таки не могли.

В теоретической иммунологии наступил кризис. Как будто предвидя результаты развития молекулярной биологии, попытку выйти из него сделали Бернет и Феннер, сформулировав в 1949 году компромиссную теорию непрямой матрицы. По этой теории антиген уже не является штампом для изготовления антител, а каким-то постулированным, но неизвестным авторам образом направленно изменяет структуру молекул наследственности — ДНК или их функциональных аналогов — молекул информационной РНК, так что на измененных участках этих молекул возможен синтез именно тех антител, которые обладают способностью реагировать с данным антигеном. Второй постулат этой теории призван был объяснить, почему собственные ткани и антигенны для организма.

Допускалось, что все вещества организма, которые могли бы быть антигенами и действительно таковы для других организмов, имеют в своей структуре одну и ту же особую группировку, своеобразную метку, по которой лимфоидная ткань отличает свое от чужого.

С первых же дней существования новой теории на нее посыпались удары. Все попытки показать наличие специфической метки на антигенах организма оказались безрезультатными. Постулирование направленного вмешательства антигена в генетический материал клетки было, с одной стороны, явной попыткой объяснить непонятное (синтез специфических антител) неизвестным (механизм такого вмешательства), а с другой — сразу помещало новорожденную теорию в разряд ламаркистских построений направленного адекватного изменения клеточной наследственности. Локомотив молекулярной генетики, набравший к концу пятидесятых годов крейсерскую скорость, смел здание ламаркизма, похоронив под его обломками и теорию непрямой матрицы. Первая попытка выйти из кризиса оказалась неудачной, уже в 1957 году один из авторов теории непрямой матрицы, Бернет, публично отрекся от своего детища.