Опухоль танцующей мыши

Вернемся, однако, к опухоли, которая появилась в 1901 году у японской танцующей мыши. Эта опухоль была трансплантирована таким же танцующим мышам и, кроме того, нормальным. У всех танцующих мышей опухоль привилась и стала расти, а у нормальных — отторглась. После этого эксперимента исследователи начали понимать, что для успешной трансплантации необходимо близкое родство донора и реципиента, необходима идентичность наследственных программ и, следовательно, мозаики антигенов их тканей. Были специально выведены разные линии мышей и установлены законы трансплантационного иммунитета, о которых я писал выше.

При трансплантации кожи от донора одной линии к реципиентам других линий всегда наблюдается отторжение. Однако сроки отторжения в разных парах «донор — реципиент» различны. Когда одного и того же донора у реципиентов одной линии отторгается на 10—14й день, у животных из другой линии — на 17—20й день, у мышей третьей разводки — уже только спустя месяц после пересадки. Почему?

Изучение закономерностей отторжения при трансплантациях у линейных мышей в различных комбинациях помогло ответить на этот вопрос.

В 1980 году «за различные аспекты исследования, приведшего к современному пониманию системы генов гистосовместимости человека», трем исследователям была присуждена Нобелевская премия по медицине.

Один из ученых этой группы — Джордж Снелл, профессор Джексоновской лаборатории всемирно известного центра чистолинейных животных. С его именем связано выведение многих используемых исследователями всего мира генетически чистых линий мышей. Именно он сформулировал генетические законы совместимости тканей и сумел добыть основные сведения о топком строении локусов совместимости у мышей.