Видения иммунологов

Каждый иммунолог видел: вводишь антиген, и через несколько дней появляются специфические антитела. Казалось совершенно невероятным, что на поверхности клетки есть такое количество разнообразных структур, что любой антиген легко находит свой антипод. Напротив, по крайней мере внешне, все говорило о том, что антиген активно участвует в синтезе соответствующих антител.

Не удивительно поэтому, что в 1937 году К. Ландштейнером, в 1940м Л. Полингом и в 1953м Ф. Гауровитцем были сформулированы инструктивные теории иммунитета. Все эти теории объединяет допущение, что антиген проникает в клетку и там служит своеобразным штампом, на котором молекулы гаммаглобулина принимают свою окончательную форму, становясь специфическими антителами. Предполагалось, что в организме все время продуцируется какоето количество молекул гаммаглобулина, которые еще не являются антителами. Лишь приобретение ими на молекуле антигена, как на матрице, особой трехмерной структуры делает такие гаммаглобулины антителами. Антиген выполняет роль инструктора, без его присутствия создание соответствующих антител вообще невозможно.

До середины пятидесятых годов инструктивные теории многим казались единственно возможными и были наиболее популярными среди исследователей. Но. наука продолжала развиваться, и по инструктивным теориям было нанесено несколько сокрушительных ударов.

При использовании меченых аминокислот было показано, что антитела образуются не за счет изменения формы уже существующих гаммаглобулинов, а всегда синтезируются после иммунизации из отдельных аминокислот. Необыкновенно интенсивное развитие в пятидесятых годах молекулярной биологии привело к установлению фундаментальнейшего факта синтеза белковых молекул на РНКовых матрицах. Стало ясно, что белковые молекулы не могут быть матрицами для создания других белковых молекул. Синтез последних в живой клетке всегда идет на матрице молекулы информационной РНК, в свою очередь построенной соответственно определенному участку молекулы ДНК.