Переотложенный гипс

В нижней части взорванного массива, у экскаватора, в узких глазчатых жеодах мы увидели ещё одно чудо: в камнях засветились на солнце ярко-рубиновые звёздочки. Осторожно освободив это место от мешающих кусков породы, мы увидели между кальцитовыми зубчиками тёмно-красные удлинённые уплощённые кристаллики сверкающей красной серы. Как говорят: «Мал золотник, да дорог». До сих пор этот чудо-образец серы на видном месте в коллекции автора.

Следующее посещение карьера огорчило отсутствием одарившего нас в прошлый раз гигантского блока породы. Теперь ниже этого места метров на 5 уже было «размечено» скважинами большое новое взрывное поле. Сбоку, почти на самом нижнем горизонте, ярко блестели навалы крепких губчатых бело-голубых глыб.

Все полости их усеяны иглами прозрачного кальцита с поблёскивающими на них редкими прозрачными призмами барита. В некоторых полостях вспыхивали алмазным блеском жёлтые кристаллы непрозрачной серы. Некоторые иглы кальцита хаотически украшены бисерными кристалликами прозрачной серы. Красота сочетаний белоснежных кристаллов-снежинок кальцита с жёлтыми цветами кристалликов серы завораживала.

В одной из подобных жеод на кристалле серы вдруг появился и исчез блеск почти невидимых баритовых цветов. Такие образцы притягивают своей загадочностью, вызванной невозможностью всё чётко рассмотреть из-за невероятной прозрачности кристаллов. Хрупкая и нежная красота водинских минералов, поражающая гармоничностью цветовых сочетаний, вызывает беспредельное восхищение творениями природы.

На Водинке чувствуешь мощное, торжественное «звучание» сотен миллионов лет. Это состояние очень трудно объяснить. Возможно, здесь, как нигде в другом месте, ощущается дыхание нефтяных морей в многокилометровых отложениях древних эпох Земли.

Необычное в обычном.

Самый распространённый минерал Водинки, родитель серы — гипс, о чём было поведано раньше. Здесь пойдёт речь о переотложенном гипсе, во всём великолепии представляющем разнообразие его кристаллов на Водинском месторождении. В Северо-западном, уже заброшенном, карьере один из бортов сложен гипсоангидритовыми пластами и известняком.

Межплитовые глубокие трещины и щели позволяют просунуть руку до плеча и отделить от породы торчащий кристалл. Все эти далеко тянущиеся полости сплошь покрыты, как рыбьей чешуёй, мелкими кристалликами гипса, на которых отложились парагенетические минералы — целестин и сера. По-видимому, в минерализованных, питающих кристаллы растворах концентрация солей была очень высокой, поэтому целестин сильно расщеплён и являет собой изоморфную смесь с гипсом. Многослойность отложений говорит о неравномерном поступлении кристаллизационных растворов.