Сенсация, да еще какая!

Но в науке (за исключением чисто теоретических изысканий) уж давно негласно договорились считать любое открытие действительно открытием в том случае, если эксперименты удается повторить другим авторам. Сразу несколько специалистов, в том числе и англичанин, лауреат Нобелевской премии, получивший ее как раз за работы по трансплантации, сэр Питер Медавар (я еще расскажу о его работах), попытались повторить опыты Саммерлина, но у них ничего не вышло. Но, может быть, Саммерлин по попятным соображениям не сообщил о какихто самых важных деталях найденного им способа обработки трансплантатов? Мало ли. И вот крупный иммунолог, директор самого большого в Штатах медицинского центра пригласил Саммерлина к себе на работу. И здесь молодой доктор успешно пересаживал обработанную только ему известным способом коя«у черных мышей белым. Но вдруг 30 марта 1974 года работник мышиного питомника заметил, как доктор Саммерлин красит черным фломастером квадратики, вроде бы трансплантаты, на спине белых реципиентов. Сенсация лопнула, эта история стала известна под названием «медицинский Уотергейт».

Опыты с пересадкой кожи наиболее наглядны при демонстрации реакции организма на чужеродную ткань. А если вместо кожи брать любую другую чужеродную ткань, изменится что-нибудь? Нет, организм хозяина и в этом случае будет отвечать соответственно. Первая пересадка — чужеродная ткань отторгается в среднем к концу второй недели, вторичная пересадка — отторжение начнется сразу и будет идти быстрее.

Факты были прямым указанием на иммунологическую природу отторжения. Как после вакцинации возрастает иммунологическая реактивность организма, так и после первой пересадки наблюдается ускорение отторжения трансплантата того же донора.