Где же выход?

Выход опять указали мыши. Если пересаживать кожу от мыши одной линии к реципиенту другой, кожа, как уже неоднократно говорилось, отторгается, а организм становится иммунным к повторной пересадке. В крови реципиента появляются антитела, которые способны реагировать с отдельными антигенами. В процессе подбора пар «донор — реципиент» удалось в конце концов получить коллекцию антител ко всем трансплантационным антигенам мышей. Имея такую коллекцию, панель, как говорят иммунологи, можно очень быстро установить антигенный состав любого животного или даже трупа мышки. После этого остается только сравнить антигенную характеристику предполагаемого донора с такой характеристикой предполагаемого реципиента. По степени их различий можно надежно предсказать силу реакции отторжения.

Вот если бы так же быстро определять антигенный состав тканей человека! А что? Скоро так и будет. Это и есть выход. Уже сейчас в крупных клиниках, где ведут работы по пересадке органов, составлены панели антител для человеческих антигенов.

Откуда берутся антитела? В первую очередь от много рожавших женщин. Я уже рассказывал, как при родах происходит иммунизация резус-отрицательного материнского организма резус-положительными эритроцитами ребенка. Появляются антирезусные антитела. При родах мать иммунизируется не только эритроцитами ребенка, но и другими его клетками, несущими трансплантационные антигены. В крови матери появляются антитела против тех антигенов, которых нет в тканях ее собственного организма.

Происходит естественная иммунизация без особой на то воли экспериментатора. Первые роды, первая иммунизация, мало антител; вторые роды, вторая иммунизация, больше аптител; третьи роды, еще больше антител и т. д. Многократно рожавшая женщина может быть донором очень ценной сыворотки. Если сыворотка содержит антитела к нескольким трансплантационным антигенам, она называется полиспецифической, если к одному антигену — моноспецифической. Из полиспецифических сывороток можно выделить несколько моноспецифических.